Последние новости

Реклама

Трагедия Коммуны Джонстауна

18 ноября 1978 в джунглях Гайаны случилось жуткое событие, которое самый авторитетный западный источник – «Книга рекордов Гиннесса» — квалифицирует как самое массовое одновременное самоубийство в мире.
914 граждан США, члены квазирелигиозной организации и сельскохозяйственной коммуны «Народный храм» были найдены мёртвыми в Джонстауне – городке, названном в честь лидера «НХ» Джима Джонса.

«Самая свободная» американская печать с первых же дней после трагедии с удивительным единодушием стала повторять формулы: «очевидный ритуал массового самоубийства», «джонстаунский культ самоубийств», «массовое самоубийство в Гайане» и др. Потом пошли соответствующие книги, например Ч. Краузе «Гайанская бойня» (Вашингтон, 1978); фильмы — «Культ поклонявшихся дьяволу» (1980) и т. д. Однако что произошло в Джонстауне на самом деле? Кем был Д. Джонс? Если отказаться от американской «монополии на истину», навязанной ныне транснациональными СМИ всему миру, то выяснится масса подробностей, не укладывающихся в официальную версию.

Вольнодумец Джим Джонс

Джим Уоррен Джонс родился в 1931 г. в городе Крит, штат Индиана. Американский Средний Запад – край наиболее консервативный (Ку-клукс-клан появился именно в г. Индианаполис). По этой причине когда 19-летний Джим во время учебы в Блумингтонском университете объявил себя марксистом, а потом возглавил местный комитет по правам человека, «общество» восприняло его как опасного вольнодумца. В 22 года, будучи помощником пастора в церкви «для белых», он пригласил на службу негров, а когда церковный совет его уволил, заявил: «Любая церковь, где я буду пастором, будет открыта для людей всех рас». В 24 года он основал собственную «Церковь Слова Христова», через год переименованную в «Народный храм». Впрочем, религиозность этой организации во многом условна: как вспоминали очевидцы, «его проповеди походили скорее на политические митинги. Во время одной службы Джонс обернулся к американскому флагу, висевшему у него за спиной, погрозил ему кулаком и сказал: «О погоди, нация фанатиков, расистов, империалистов и куклуксклановцев! Прибудет твой час расплаты за совершенные злодейства». Как подчеркивал один автор, придав организации форму церкви, практичный американец Джонс просто воспользовался налоговыми льготами, ибо сам (по воспоминаниям Марселины Джонс) смолоду являлся убежденным атеистом.

В отличие от иных местных церквей, строго соблюдавших принципы «апартеида» и «расовой сегрегации», в «Народном храме» объединялись представители всех рас. Сам Джонс усыновил нескольких разноцветных детишек. В 1965 г. в группе насчитывалось около 80 человек, как правило изгоев капиталистического общества: бедняки, нацмены, бездомные. Однако после переезда в Калифорнию, где климат (общественный и природный) был потеплее, ряды «НХ» стали быстро расти, очень скоро перевалив за 20 000 человек (10 тыс. в Сан-Франсиско, где с 1972 года находилась штаб-квартира, 10 тыс. в Лос-Анжелесе, 1 тыс. в Юкайе). Многих привлекали социальные программы «НХ»: бесплатные столовые для бедняков, детсады и врачи (для капиталистических США явление необычное). В 1970-х годах «НХ» имел 9 хосписов и 6 школ, содержал «Международный отель», где проживало более 3000 уволенных за участие в демонстрациях. В газетах его тогда называли «одним из самых быстрорастущих религиозных движений Америки».

Тем не менее со временем нарастал конфликт с буржуазным обществом. Джонс чётко позиционировал себя и свое движение как принципиальных противников существующей системы. В газете «Народный храм» он напропалую критиковал всех и вся: от расистской дискриминации южных штатов до темных делишек «самих» Киссинджера и Рокфеллера, морально и материально поддерживал потерпевших от властей оппозиционных деятелей: известную Анжелу Дэвис, членов «уилмингтонской десятки» во главе с Беном Чейвисом, вдову Лауру Альенде, индейского лидера Д. Бэнкса. В 1976 году Джонс внёс залог 20 000 $, чтоб освободить из тюрьмы Канзаса жену Бэнкса — Ка-Мук. В 1977-ом вместе с А. Каном создал в Калифорнии секцию Всемирного совета мира и нанес визит на Кубу, презрев многолетнюю американскую блокаду «острова свободы». В 1976 году поддержал на выборах либерал-прогрессистов Д. Москоуна (мэр Сан-Франсиско) и М. Дималли (вице-губернатор Калифорнии). Общался Джонс и с коммунистами — Майком Давидоу, Кендрой Александер, Анжелой Дэвис. Естественно, что в результате своей деятельности «НХ» и Джонс подверглись силовому давлению: подложена бомба в один из автобусов организации, взорван дом собраний в Сан-Франциско избито и убито несколько членов общины, среди них помощник Джонса — Льюис. Предпринимались попытки подкупить людей, чтоб они свидетельствовали против общины Джонса, некоторые соглашались (Г. Стоун), а некоторые — нет. 6 сентября 1977 года Д. Бэнкс выступил с официальной «Декларацией» о попытке его подкупа представителем госслужбы США Д. Конном по схеме: показания против Джонса в обмен на прекращение уголовного преследования.

В Гайану – с надеждой!

В 1974-ом Джонс решает переселиться в Гайану – небольшую латиноамериканскую страну из «неприсоединившихся», правительство которой объявило курс на возведение «кооперативного социализма». Колонистам выделили 3824 акра земли поблизости от Порт-Кайтума, где благодаря активному труду очень скоро вырос целый город – Джонстаун. Более тысячи членов «НХ» переселились сюда. Сохранился документ коммуны с подробным перечнем колонистов: около 200 пролетариев, 200 сельхозрабочих, 150 медработников, 100 водителей и механиков, а также представители прочих профессий (юристы -14, художники — 15, музыканты — 21, бухгалтера — 7, программисты — 7 и др.). 25% составляли дети, 30 из которых появились на свет уже в Джонстауне. Приведем несколько типичных биографий.

Ричард Тропп. Родился в 1940 г., окончил с отличием Рочестерский университет, с 1965 г. преподавал в университетах Беркли и Фиска, занимался изучением нового социального явления – «хиппи», стал социалистом. В 1970 г. примкнул к Джонсу.

Генри Мерсер. Родился в 1885 г. С 16 лет участвовал в революционной деятельности, активист движения безработных, в 1930-е годы — участник «маршей голодных», был неоднократно арестован. После войны – профсоюзный деятель, организатор забастовок.

Шэрон Амос. Родилась в 1936 г. В 1950-е годыучаствовала в движении «битников», училась в Калифорнийской школе профдвижения до её закрытия в годы «маккартизма». С конца 1960-х — в движении «новых левых».

Как писал в конгресс служитель Методистской церкви Д. Мур: «Люди уезжали в Джонстаун с надеждой, родившейся из потери надежд в США… Люди эмигрировали, ибо они потеряли надежду на то, что американское правительство или конгресс положат конец расовой дискриминации и несправедливости… Бедняки стремились в Джонстаун, чтобы обрести свободу, избавиться от унижений, которым наше общество подвергает их».

По прошествии нескольких лет Джонстаун — образцовая сельскохозяйственная коммуна. Выращивались картофель, огурцы, капуста, ананасы, сахарный тростник, тыква и прочее. Потому как между колонистов было несколько агрономов, были проведены успешные эксперименты по выращиванию новых культур в тропических условиях. Построены свиноферма, скотный двор, птицеферма. Работали лесопилка, мебельный цех, ремонтная база, ясли, детский сад, школа, клуб. Образование было на очень высоком уровне (преподавателей хватало). Библиотека коммуны составляла более 10 тыс. книг (среди них полные собрания сочинений Маркса и Ленина!). Больница была лучшей в регионе — терапевт, нейрохирург, педиатр, диетолог, штат дипломированных медсестер. Оборудование позволяло делать ЭКГ, полный перечень анализов, флюорографию, рентгенографию, каждые полгода — всеобщая диспансеризация. Работала коротковолновая радиостанция — для связи с общиной в Калифорнии и для пропаганды своих идей. Было установлено более 2 тыс. радиоконтактов по всему миру («Наши радиолюбители — прекрасные послы», — говорил Джонс.) Разумеется, такая ситуация не нравилась правительству США, и Федеральная комиссия связи старалась лишить радиостанцию лицензии, однако адвокаты общины отстояли свои права. В коммуне не было никаких денежных отношений, однако существовал «бесплатный магазин» где по требованию выдавались необходимые товары. Чистый доход коммуны составлял около четверти миллиона долларов в год.

Коммунизм в отдельно взятом городе

За время существования коммуны её посетило более пятисот (!) визитеров — гайанских и иностранных граждан: чиновников, журналистов, политиков, сотрудников посольств, аккредитованных в Гайане. В толстенной книге отзывов, как говорит советского консула Ф. Тимофеева, не было ни единого отрицательного отзыва. Сотрудники посольства США в Гайане посетили колонию в 1974-1976 гг. трижды, а потом резко зачастили: в 1977-1978 гг. шесть раз для «предоставления консульских услуг, выяснения благосостояния и местопребывания американских граждан». На самом деле посольские работники выполняли требования госдепа о «расследовании обвинений о задержке американских граждан против их воли». Эти посещения, не обнаружившие никакого криминала, стали причиной телеграммы посольства, где говорилось об опасении того, что они «имеют возможность стать поводом к упрекам в адрес посольства и госдепартамента в беспокоящих действиях». Госдепартамент согласился и предписал посылать одного служащего не чаще раза в квартал, т. к. «посещения, осуществляемые без какой-или очевидной цели, имеют возможность послужить усилению подозрений в том, что за общиной ведётся наблюдение». Ни в одном из официальных отчетов нет ни слова о каких-или отрицательных явлениях в коммуне. Благосклонные статьи продолжали выходить и в американских («Сан-Франсиско бей гардиан» 31.3.1977 г.), и в местных («Гайана кроникл», 14.4.1978 г.) газетах.

Встает вопрос: откуда же взялись байки о «концлагерных порядках», со временем от многократного повторения ставшие чуть ли не догмой? (Из последних примеров – труды «сектоведов» Д. Бойла и А. Дворкина.) В 1977 году юридический советник «НХ» Тимоти Стоун был изгнан из общины как агент ЦРУ. Нашлись документы, рассказывающие о том, что он ещё в начале 1960-х годов выполнял поручения ЦРУ в Берлине и даже был арестован полицией ГДР. Вылетев из «НХ», Стоун немедленно сколотил группу так называемых «озабоченных родственников» (многие из них были настолько «озабочены», что ранее годами не вспоминали о своих родных в «Храме», не навещали их и даже не писали им), которые засыпали жалобами официальные органы. С его же подачи 1 августа 1977 года вышла резко критическая статья о Джонсе в журнале «Нью Вест». Тем не менее посещения представителей госдепа в общину не установили ни одного подтверждающего факта.

Стоун организовал заход с другой стороны: в сентябре 1977 года нанял некоего Мэйдзора, владельца частного детективного агентства, который возглавлял отряд наемников, поставив ему задание нападения и «освобождения» детей в Джонстауне. Приблизившись к посёлку, освободители были шокированы тем, что не обнаружили ни колючей проволоки, ни вооруженных охранников. Мало того, дети, которых им предстояло освобождать, бегали и развлекались, в то время как их родители работали на полях. Скрытно понаблюдав из джунглей двое суток за жизнью посёлка, они поняли что их «используют», отказались выполнять задание и вернулись в США. Сам Мэйдзор рассказал об этом случае Джонсу и колонистам в Джонстауне, позже его признание было записано на магнитофон адвокатом Марком Лейном, а в январе 1979 г. он дал ещё одно интервью репортеру «Лос-Анджелес Таймс».

С верой в Советский Союз

Просоветские настроения руководства «НХ» активизировались визитом в посольство СССР в Джорджтауне (столица Гайаны) в декабре 1977 года. Дебора Тушет, Шэрон Амос и Майкл Прокс имели беседу с консулом Федором Тимофеевым, передали ему ряд документов коммуны и получили советскую прессу. Потом консула посетила жена Джонса — Марселина. Она изложила историю создания «Народного храма» и биографию «преподобного товарища» Джима. В ходе последующих визитов консула проинформировали о преследованиях, которым подвергается актив организации со стороны ЦРУ, ФБР и других госслужб США. Потом разговор перешел к главному вопросу: «Как бы советские власти отнеслись к тому, если бы члены «Храма народов» обратились в советское посольство в Гайане с просьбой разрешить им всем переселиться в СССР?»

«Этот вопрос был для меня неожиданным, — вспоминает Тимофеев, — я сказал, что сразу не могу дать на него ответ, однако проинформирую МИД СССР. При этом заметил, что подобную просьбу необходимо изложить в письменном виде».

20 марта 1978 года делегация из Джонстауна посетила посольство СССР и подала официальное заявление о желании перевести все денежные средства коммуны в советские банки, принять советское гражданство и переехать в Союз. Слова одного из заявлений от 17.3.1978 г. за подписью члена Руководящего комитета Л. Перкинс оказались мрачным пророчеством: «Испытав на себе злобность реакционных сил в США, мы и здесь, в отдаленном районе, не закрываем глаза на возможность того, что нас имеют возможность буквально физически уничтожить». 18 сентября 1978 года поступило ещё одно послание – от генсекретаря общины Р. Троппа о желании «переезда наших людей в Вашу страну в качестве политических эмигрантов… Мы не настолько наивны, чтобы не понимать: существует реальная возможность уничтожить наше движение. В Советском Союзе мы находились бы в безопасности. Нашим детям там было бы обеспечено светлое будущее. Мы все желаем с энтузиазмом работать в Советском Союзе в интересах социализма».

27 сентября 1978 года консул Ф. Тимофеев и врач посольства Н. Федоровский посетили Джонстаун. Их впечатления подкрепляют мнение А. Желенина что «практически Джонстаун стал американским коммунистическим экспериментом». Центральная улица «Сельскохозяйственного кооператива Народный храм» носила имя Ленина, утро начиналось с радиотрансляции гимна СССР, в местной школе изучали русский язык. Всë в коммуне – образование, медобслуживание, питание, одежда – было бесплатным. Вечером в личной беседе Джонс подтвердил желание всей общины переехать в СССР и перевести активы во Внешторгбанк. Для решения практических вопросов переселения был намечен визит Джонса в Союз в конце ноября – первой декаде декабря 1978 года однако он не прошёл…

22 июня 1978 года некий Д. Кобб-младший обратился в верховный суд США с обвинением «Храма народов» и Джонса в преступных действиях: якобы эта организация опубликовала 14 марта «открытое письмо с угрозой массового самоубийства членов общины, находящихся под контролем Джонса в окрестности Джонстаун». Он также утверждал, что 18 апреля «Храм народов» «в заявлении для печати сообщал о единодушном решении членов общины в Гайане умереть». Эта информация была разослана также всем сенаторам США, в госдеп и ведущие информагентства. И хотя она являлась целиком лживой, был дан старт большой газетной шумихе, к которой быстро подключился уже известный Т. Стоун со своими «обеспокоенными родственниками».

К кампании привлекли известного «разгребателя грязи» конгрессмена Лео Райана, который собрался посетить Джонстаун. Руководство «НХ» бросило ответный вызов: 4 октября 1978 года в Сан-Франсиско адвокат коммуны М. Лейн официально заявил, что в ходе расследования заговора против организации он намерен в течение 90 дней предъявить иск к государственным органам США — ЦРУ, ФБР, министерству почт, федеральной комиссии связи как к учреждениям, пытавшимся нарушить деятельность «Храма». Были собраны показания десятков свидетелей этой деятельности, а также документы, которые доказывают, что крупная сумма денег была пропущена через один из центральноамериканских банков и истрачена на лоббистские мероприятия и судебные процессы против «Храма», а на суде обещали сообщить имя человека, проводившего данную финансовую операцию и передавшего деньги лоббистам и истцам.

Предчувствие беды

7 ноября 1978 года в советском посольстве прошёл приём в честь годовщины Октябрьской революции. Между 300 приглашенных были и 6 человек из «Храма», их присутствие вызвало возбуждение между американских дипломатов. Советник Дуайер и вице-консул Д. Рис пробовали убедить консула Тимофеева, что людям из «Народного храма» не место на дипломатическом приеме. Американские дипломаты также зондировали вопросы о намерении руководства «Храма» переселиться в СССР, а их тон выдавал озабоченность этой надвигающейся проблемой. 11 ноября в советское посольство приехала взволнованная Ш. Амос и рассказала о скором визите конгрессмена Л. Райана. От его визита в Джонстауне ожидали неприятностей. Настораживало поведение сотрудников посольства США, которые требовали встреч с рядом членов общины, причём настаивали, чтобы встречи проходили в здании посольства. Со слов Амос, Джонс подозревал, что происходит инструктаж внедренных в общину агентов ЦРУ перед некой провокацией. Она поинтересовалась, отправлена ли в Москву их просьба о переселении в СССР и получила заверение, что просьба была отправлена немедленно. Тимофеев передал ей пачку анкет для оформления виз и ходатайств на получение советского гражданства. Тогда же члены «НХ», имевшие право подписи в швейцарских банках, официально завещали все свои вклады (7,8 млн. $) СССР «на дело борьбы за мир».

Опасения были напрасны: Л. Райан вовсе не был «человеком ЦРУ». Напротив, своей деятельностью по «разгребанию грязи» он изрядно попортил нервы слугам «плаща и кинжала». В 1974 году он выступил соавтором «поправки Хьюза-Райана» к закону об иностранной помощи, которая существенно ограничивала операции ЦРУ за рубежом и требовала отчетности спецслужбы перед конгрессом. Тем не менее является точно установленным фактом, что и в коммуне, и в посольстве США действовали агенты ЦРУ. Это были: адвокат М. Прокс, бывший морпех Э. Блейки, скорее всего, Д. Слай, Т. Картер, Л. Лейтон, а также вице-консулы Д. Вебер и Д. Рис. Интересный факт: тогдашний посол США в Гайане Д. Берг в 1981 перешел на работу в ЦРУ. А полный список местных сотрудников ЦРУ по материалам книги Ф. Эйджи был опубликован 6 декабря 1981 г.одав гайанской газете «Миррор» (28 человек – не многовато ли на 760-тысячную страну?). Также, по свидетельству Ш. Амос, одновременно с Райаном в Гайану прибыла группа «туристов» из США, человек 50-60, все как на подбор крепкие 20-30-летние мужчины, которые пообщались с Т. Стоуном и начали арендовать самолеты «для турпоездок».

17-18 ноября 1978 года Л. Райан в сопровождении журналистов и «обеспокоенных родственников» инспектировал коммуну, однако не нашел ничего предосудительного. Даже в книге Ч. Краузе признается: «Спустя некоторое время Райан встал, взял микрофон и провозгласил: «Я должен сказать вам уже сейчас — для некоторых, с которыми я беседовал, а может быть, и для большинства из вас Джонстаун является самым лучшим, что когда-или было в вашей жизни». Толпа восторженно рукоплескала около 20 минут… Райан спрашивал, кто желает вернуться в США. В конечном счете захотели только две семьи: Эл Симмонс с детьми и семья Парксов решили покинуть Джонстаун. Да и то Патрика, жена Паркса, долго сопротивлялась, отказывалась ехать, однако её уговорили. Ещё поехал Лари Лейтон». Единственным неприятным эпизодом стала непонятная провокация с участием Д. Слая, который пробовал «попугать» Райана ножичком. Впрочем, конгрессмен не получил ни единой царапины, а Слай после куда-то исчез.

Ч. Краузе: «Назад возвращалось на 16 человек больше, семьи Парксов и Боггса, В. Госней, М. Багби и Л. Лейтон. Джонс выдал всем желающим вернуться паспорта и 5 тыс. гайанских долларов на проезд домой…. Я скорее восхищался целями Джонса, чем критиковал их. «Храм народов» не произвел на меня впечатления организации фанатиков. Мне казалось, что он преследовал законные и благородные цели. Ни один житель посёлка, среди них возвращавшиеся, не привел никаких доказательств, что 900 жителей Джонстауна умирают с голоду, страдают от плохого обращения или удерживаются там против своей воли. Эдит Паркс, одна из уехавших с нами, сказала мне, что она вернется в Джонстаун после того, как навестит свою семью в Калифорнии. Сотни людей, которые добровольно остались… выглядели очень довольными своей жизнью…». Итак, учитывая провокацию, мнение и Райана, и сопровождавших его людей оставалось положительным. Естественно, об этом он и собирался сообщить конгрессу по возвращении в США. Журналисты и телеоператоры запечатлели на фото и видео всë, что видели в коммуне, их свидетельства, не подлежит сомнению, опровергли бы лживые обвинения, сфабрикованные спецслужбами. Однако такие свидетели и документы ЦРУ были не необходимы…

Бойня в Джонстауне

Вечером 18 ноября около 18.00 в аэропорту Порт-Кайтума при посадке в самолеты группу Райана атаковали неизвестные и расстреляли её. Конгрессмен и три журналиста были убиты. Одновременно в другом самолете открыл огонь «возвращенец» Лейтон, успевший убить двоих, прежде чем его обезоружили. Вопреки утверждениям официальной версии, что убийцы – люди Джонса, ни один из свидетелей их не опознал. А ведь жители коммуны знали друг друга в лицо. Фотографии же нападавших, которые успели сделать журналисты, осели в фондах ЦРУ и не рассекречены до сих пор. А за пять часов до этого из Джорджтауна вылетела «для осмотра местности» группа вышеупомянутых «туристов». Ни один гайанский самолет не перевозил их обратно.

В 19.30 в Джонстауне появился приемный сын Джонса, сообщивший об убийстве Райана. Даже в самый последний момент одна из членов общины К. Миллер предложила связаться с русскими для немедленной эвакуации в СССР. Однако Джонс сказал: «Поздно…» В это время взвыла сирена и в посёлок ворвались неизвестные автоматчики. По свидетельству М. Лейна, одного из немногих выживших, он насчитал не менее 85 выстрелов. В Джонстауне началось смертоубийство.

В это же время консулу Тимофееву позвонила Ш. Амос. «Шэрон плакала и говорила, что Джонстаун окружили вооруженные люди. Учитывая помехи, она приняла радиограмму, что над поселком кружат вертолеты. «Помогите, Джонстаун гибнет! — кричала она. — Они не пощадят никого! Кто-то ломится в мою квартиру! Сделайте все, чтобы спасти нас!» Линия разъединилась. Моя жена тут же позвонила в полицию, однако ей ответили, что к дому Амос уже выслан усиленный наряд… однако Амос и трое её детей погибли. Их зарезал агент ЦРУ, бывший морпех Блейки, внедренный в организацию Джонса. Позднее его объявили умалишенным, и он скрылся из поля зрения. Итак, в данную ужасную ночь с 18 на 19 ноября в Джонстауне шла чудовищная резня. США совершили одно из наиболее страшных своих преступлений — они расстреляли, зарезали, отравили 918 своих граждан…»

Как только стало известно о гибели конгрессмена, с невероятной быстротой в Гайане (безо всякого разрешения местных властей) оказались силы ВВС США. Двое суток территория Джонстауна была практически оккупирована американским спецназом. Что там происходило – неизвестно. Только 20 ноября гайанские чиновники и трое американских журналистов (подобранных агентом ЦРУ П. Осносом) получили доступ на территорию коммуны. То есть руки для любой инсценировки у ЦРУ были свободны. И хотя число жертв прыгало с 400 до 800, а потом до 913 (или 907, или 914), сразу же стал муссироваться только один тезис – о «массовом самоубийстве». Хотя по американским законам при неясных причинах умершие обязательно подвергаются вскрытию (ведущие судебные эксперты США С. Б. Уайнберг, Л. И. Лукаш, С. Уэхт требовали этого), правительство США отказалось проводить аутопсию. Сперва правительству Гайаны было предложено захоронить всех погибших в общей могиле. Когда же последовал отказ, началась неспешная эвакуация тел в Штаты. Четыре дня трупы лежали, разлагаясь в тропических джунглях, пока их не перевезли на отдаленную военную базу в Довере, где через 10 дней сожгли. Из 918 человек, погибших в Джонстауне, аутопсию провели лишь семерым. Сторонникам версии о «кровавой афере Джонса» предлагается ответить на вопрос: почему он не сбежал к «переведенным за океан миллионам долларов» а был найден между прихожан с пулей в голове? И это не самоубийство.

Правда о том, как всё было

Исследования, проведенные самостоятельно на свой страх и риск главным патологоанатомом Гайаны доктором С. Л. Муту, дали ему основания для категорического утверждения, что большинство погибших (не менее 700) были убиты. Невзирая на многие факты, рассказывающие о насильственной смерти, пресса США дружно назвала трагедию в Джонстауне «массовым самоубийством». Попытки ревизии этой догмы пресекались жестко. Один из выдвиженцев Джонса мэр Сан-Франсиско Д. Москоун намеревался выступить с заявлением о действительных причинах гибели коммуны – и был застрелен прямо в своем рабочем кабинете в конце ноября 1978 года. М. Прокс, исчезнувший из Джонстауна, всплыл в г. Модесто 13 марта 1979 года, где дал пресс-конференцию, заявив, что «правда о Джонстауне скрывается потому, что правительственные органы США принимали самое активное участие в его уничтожении. Я убежден в этом потому, что когда вступил в ряды «Храма народов», то сам был тайным осведомителем». В своем 42-страничном заявлении Прокс подробно рассказал о деятельности в качестве агента ЦРУ, о своем жаловании и заданиях, назвал имя завербовавшего его сотрудника, рассказал о методах, использовавшихся при составлении донесений. Эта информация была представлена многим журналистам и разослана в «Нью-Йорк Таймс», «Ньюсуик», «Тайм». Тем не менее ни слова из этого заявления опубликовано не было, а сам Прокс в тот же вечер… застрелился. Одним из очевидцев трагедии был журналист Ч. Краузе, сразу же опубликовавший книгу «Гайанская бойня». Однако, как выяснилось, все его репортажи, вошедшие в книгу, были «отредактированы» вышеупомянутым П. Осносом, возглавлявшим международный отдел газеты «Вашингтон пост». Позже Оснос работал корреспондентом в Москве, где был изобличен в сотрудничестве с ЦРУ.

23 января 1979 года решением муниципального суда Сан-Франсиско «Народный храм» был запрещен. Немного дольше барахтался адвокат М. Лейн, успевший в 1980 году издать свою книгу «Сильнейший яд», оспаривающую официальную версию как «правительственную дезинформацию» и подтверждающую существование заговора против общины с участием внедренных агентов М. Прокса и Т. Стоуна. Помощник Райана Д. Холсингер выступал на слушаниях по вопросу его смерти 20 февраля и 4 марта 1980 года, но его доклад об участии ЦРУ в событиях так и не был опубликован. Материалы слушаний передали в спецкомиссию палаты представителей, где они благополучно «утонули».

Расправа с инакомыслящими

В 1987 году в Москве вышла «контраверсийная» книга «Гибель Джонстауна – преступление ЦРУ». Однако «раскрутить» её не успели: в СССР началась «перестройка» и разоблачать американский империализм стало немодным. А собственно, почему? Неужели кто-то всерьез думает, что пропагандистские «права человека» остановили бы американские спецслужбы? Автор прекрасно помнит одну телетрансляцию в мае 1985 году о расправе с оппозиционным религиозно-философским движением «Мув», когда на заблокированный дом общины на окраине Филадельфии, куда загнали несколько десятков его участников, с полицейского вертолета просто скинули бомбу-чемодан с «товексом-2», сокрушив строение вместе со всеми людьми (в основном там были женщины и дети). Все это хладнокровно снималось на камеру и передавалось в эфир. А как не вспомнить такой забытый факт: в 1984 году в США началось возведение сети специальных концлагерей для «антиправительственных элементов» на случай вероятных массовых беспорядков и мятежей. Нельзя не согласиться с мнением известного ученого-латиноамериканиста И. Р. Григулевича:

«Бойня в Джонстауне была частью крупного комплекса компаний карательных органов США (операция «Хаос» и др.), цель которых состояла в ликвидации движений политического протеста: «Черных пантер», «Везерменов», «Новых левых» и др. Для реализации этой программы в ЦРУ была создана глубоко законспирированная группа спецопераций «Дельта блю лайт», работавшая в контакте с АНБ, ФБР, военной контрразведкой и Пентагоном. Исполнителям предоставили право выслеживать, арестовывать, похищать и убивать людей… Участников объявленных «террористическими» организаций «Черные пантеры» и «Везермены» убивали прямо на улицах и в квартирах, открывая стрельбу без предупреждения. Так, радикальные движения политического протеста были целиком разгромлены. И хотя руководство «Храма народов» маскировало свою организацию под религиозную, стараясь избавить её от той же участи, она также стала объектом карательных операций… Для тайной полиции не составляли секрета заявления руководителя «Храма народов» Джонса что он находится «в состоянии войны с правительством Соединенных Штатов по вопросам гражданских прав, расовой справедливости, мира». Намерение руководства «Храма народов» возбудить многомиллионный судебный иск против правительства США и начало переговоров о переселении коммуны из Джонстауна в Советский Союз побудили американские власти приступить к реализации заранее разработанного плана чудовищной бойни. В качестве «пропагандистского обеспечения» операции в СМИ США была опубликована разработанная ЦРУ версия о «самоубийстве религиозных фанатиков», неприязнь к которым продолжительное время подогревалась клеветническими материалами против «Храма народов». Однако нет ничего тайного, что не стало бы явным.

Юлий Федоровский, историк

За два месяца до убийства всех членов коммуны американскими карателями советскому послу в Джорджтауне было направлено послание за подписью генерального секретаря сельскохозяйственной общины «Храм народов» Ричарда Д, Троппа,

ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК 893, ДЖОРДЖТАУН, ГАЙАНА (ЮЖНАЯ АМЕРИКА) 18 сентября 1978 года

Его Превосходительству Послу Советского Союза

Джорджтаун, Гайана

Уважаемый сэр!

В интересах безопасности нашего кооператива, которому угрожают американские реакционеры, ибо он представляет из себя успешно развивающийся социалистический коллектив с маркси-стско-ленинской перспективой и целиком поддерживает Советский Союз, мы заявляем от имени общины (группы американцев, прибывших в Гайану, чтобы оказывать помощь в строительстве социализма) о своем желании направить делегацию членов нашего руководства в Советский Союз для обсуждения вопроса о переезде наших людей в Вашу страну в качестве политических эмигрантов.

Информация о населении кооператива: всего населения: 1200 {включая 200 жителей США, которые очень скоро должны прибыть в Гайану)

до 18 лет: 450 человек

от 18 и старше: 750 человек.

Срок пребывания в СССР: постоянный, пока условия в США не позволят вернуться, чтобы приносить пользу в процессе социальных преобразований в этой стране.

Условия пребывания: любые, приемлемые для СССР — или социалистический кооператив, или поселение семей по отдельности. Мы привыкли к коллективной жизни. Мы могли бы создать модель, которая, возможно, было бы полезной Советскому Союзу. Наш подход в достаточной степени гибкий. Мы предпочитали бы более теплый климат, ибо наши престарелые члены общины привыкли к нему, однако будем благодарны, если нам позволят поселиться в любом месте.

Финансирование: мы в течение длительного времени собирали необходимые средства. Некоторые люди (к примеру, Джим Джонс) пожертвовали все свои личные средства на нужды коллектива.

Основания для этой просьбы: под руководством товарища Джима Джонса «Храм народов» активно боролся против несправедливости, за гражданские права в течение 25 лет в Соединенных Штатах.

Община, которую товарищ Джонс организовал здесь, в Гайане, представляет из себя успешную попытку создать коммуну, свободную от экономического и расового гнета, от которого страдают миллионы людей разных рас и возрастов — от детей до глубоких старцев. «Храм народов» всегда испытывал глубокое уважение к Советскому Союзу. Ваши впечатляющие успехи за 60 лет строительства социализма, победа в полной жертв войне, которую перенес советский народ, защищая Родину (и тем самым весь мир) от фашизма, решительная и постоянная поддержка Советским Союзом освободительной борьбы во всем мире были неиссякаемым источником великого вдохновения для нас. Во всех своих публичных выступлениях товарищ Джонс заявляет о полной солидарности с Советским Союзом. На каждом митинге исполняется Гимн СССР.

Тов. Джим Джонс всегда был лидером в борьбе против расизма и экономической несправедливости, за мир, гражданские права и международное сотрудничество. Немало больших битв на этом пути прошло под его руководством. В результате он стал постоянным объектом нападок со стороны реакционных и ультраправых элементов в Соединенных Штатах, которые вознамерились положить конец его работе. В последние месяцы начал осуществляться широкий, хорошо скоординированный заговор против Джима Джонса и «Храма народов».

Клеветнические статьи, распространяемые средствами массовой информации, были использованы для прикрытия бесчисленных дьявольских интриг со стороны правительственных учреждений. Мы уверены, что во всех этих операциях принимали участие агенты ЦРУ.

В течение многих лет и в особенности после того, как «Храм народов» пожертвовал несколько тысяч долларов в фонд защиты Анджелы Дэвис, нас преследовали агенты правительственных учреждений, и в первую очередь разведывательных служб. Нам удалось выяснить тогда, что Федеральное бюро расследований (ФБР) решило наказать «Храм народов» и планировало покончить с товарищем Джонсом, как оно это сделало с Мартином Лютером Кингом.

Подлая волна нападок на нас была задумана по той причине, что мы превратились в пользующуюся успехом социалистическую организацию, состоящую из. тысяч трудящихся людей, как правило бедных, всех рас, выражающих глубокие дружеские чувства и поддержку Советскому Союзу.

Мы доказали полную неспособность капиталистической системы обеспечить человеческие условия существования. Между нас есть много людей, которые имеют возможность (и страстно желали бы) выступить в роли свидетелей. Фактами из собственного опыта они готовы продемонстрировать данную трагическую и полную несостоятельность капиталистической системы, нарушение ею наших человеческих прав.

Джим Джонс — открытый противник американского империализма.

Действия, которые направлены на подрыв нашей организации, ставят перед нами задачу безопасности. Мы знаем, исходя из долгого опыта, о коварстве реакционных сил в Соединенных Штатах, и здесь, находясь в изоляции в относительно далеком районе, не закрываем глаза на возможность нашего полного уничтожения без особых усилий — возможность, которую мы со всей серьезностью осознаем (подчеркнуто нами. — Авт.), Мы также понимаем возможность того, что Соединенные Штаты имеют возможность воспрепятствовать местному правительству продолжать взятый им курс (хотя Гайана является неприсоединившимся государством).

Мы не видим, как наша община может избежать конфликтов в условиях, когда она, будучи коллективом, целиком ориентирующимся на СССР, пробует существовать внутри общества, в руководстве которого есть и отдельные проамериканские деятели. Разные силы в Соединенных Штатах, возможно, уже используют этих людей, чтобы включить Гайану в сферу своего экономического (и

Тоже важно:

Комментарии:






* Все буквы - латиница, верхний регистр

* Звёздочкой отмечены обязательные для заполнения поля